Рассказы Джозефа Смита о Первом видении

(Современные правописание, пунктуация, расстановка заглавных букв и синтаксис.)

История, предположительно, лето 1832 года 

Приблизительно в двенадцатилетнем возрасте я стал серьезно задумываться обо всем том, что имеет важное значение для благополучия моей бессмертной души, и это привело меня к изучению Священных Писаний, ибо меня научили, и я верил, что в них содержится слово Божье. Мое близкое знакомство с многочисленными конфессиями вызвало у меня величайшее изумление, потому что я обнаружил, что их увлеченность своим исповеданием отнюдь не сопровождается святостью и Божественными беседами, подобными тем, которые я нашел в священной сокровищнице Писаний. Как горевала душа моя! 

Таким образом, в возрасте от двенадцати до пятнадцати лет я задумывался над многими вопросами, волновавшими мою душу, связанными с тем положением, в котором оказался род человеческий, а также над раздорами и разногласиями, над греховностью, ненавистью и мраком, охватившими умы людей. Мой разум стал испытывать чрезвычайные страдания, ибо я убедился в своей греховности, и, исследуя Священные Писания, я понял, что человечество не только не пришло к Господу, но, напротив, оно отступило от истины и живой веры, и не было ни одного сообщества или религиозного объединения, которое было бы построено на основании Евангелия Иисуса Христа, как оно записано в Новом Завете. Я чувствовал скорбь и за мои собственные грехи, и за грехи мира, ибо я узнал в Священных Писаниях, что Бог – тот же вчера, сегодня и вовеки, что Он нелицеприятен, ибо Он – Бог. 

Ибо я смотрел на солнце, величественное светило Земли, и на луну, несущую свое великолепие по небу, и на звезды, сияющие на своих местах, и на Землю, на которой я стоял, на полевых зверей, на птиц в небе и на рыб в воде, а также я видел людей на лице Земли в их величии, красоте и силе, наделенных силой и разумом для управления великими и изумительно прекрасными вещами, и люди эти подобны Тому, Кто создал их. И когда я размышлял об этом, мое сердце восклицало: "Правильно сказал мудрец: 'Безумец тот, кто говорит в сердце своем: нет Бога'". Мое сердце восклицало: "Все это свидетельствует и говорит о всемогущей и вездесущей силе, каком-то существе, которое устанавливает законы и порядки и границы для всего, которое наполняет вечность, которое было, есть и будет от всей вечности до вечности". И, размышляя обо всем этом, а также о том, что это существо ищет тех, кто поклонялся бы ему в духе и истине, я взывал к Господу о милости, ибо больше не было никого, к кому я мог бы обратиться и обрести милость. 

И Господь услышал мой зов в пустыне, и когда я призывал Господа, на шестнадцатом году моей жизни, столп света ярче солнца полуденного сошел сверху и почил на мне. Я был наполнен Духом Божьим, и Господь открыл мне Небеса, и я увидел Господа. И Он обратился ко мне, говоря: "Джозеф, сын Мой, прощаются тебе грехи твои. Иди путем своим, поступай по уставам Моим и соблюдай заповеди Мои. Вот, Я – Господь славы. Я распят был за мир, чтобы все, кто уверует во имя Мое, могли иметь жизнь вечную. Вот, мир лежит ныне во грехе, и нет делающего добро, нет ни одного. Они отвернулись от Евангелия и не соблюдают Моих заповедей. Они приближаются ко Мне своими устами, сердца же их далеко от Меня. И гнев Мой возгорается против жителей Земли, дабы посетить их сообразно их безбожию и осуществить то, о чем говорилось устами Пророков и Апостолов. Вот и се, гряду скоро, как написано обо Мне, в облаке, облаченный во славу Отца Моего".

Моя душа наполнилась любовью, и много дней я мог радоваться великой радостью. Господь был со мной, но я не мог найти никого, кто поверил бы этому Небесному видению. Тем не менее, я обдумывал все это в сердце.

 

Дневник, 9–11 ноября 1835 года

Взволнованно размышляя об этом религиозном предмете и глядя на различные системы, преподаваемые детям человеческим, я не знал, кто прав, а кто неправ. И, полагая, что самое важное для меня – чтобы я был прав в том, что предполагает вечные последствия, будучи так смущен в разуме своем, я удалился в тихую рощу и склонился пред Господом, пытаясь осознать то, что Он сказал (если верить Библии): "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам", и опять-таки: "Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога, дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему". 

Более всего в это время мне нужна была информация, и с твердым намерением получить ее я воззвал к Господу в первый раз в описанном выше месте. Или, иными словами, я предпринял бесплодную попытку помолиться; мой язык, казалось, распух у меня во рту, так что я не мог вымолвить ни слова. Я услышал шум позади меня, будто кто-то идет ко мне. Я силился снова помолиться, но не мог. Шум шагов, казалось, приближался. Я вскочил на ноги и огляделся, но не увидел никого и ничего, что могло бы производить шум шагов. 

Я снова опустился на колени. Мои уста были открыты, а язык освобожден, и я воззвал к Господу в могучей молитве. Столп огненный появился над моей головой. Вскоре он почил на мне и наполнил меня неизъяснимой радостью. Какое-то Существо появилось посреди этого столпа пламени, которое распространялось повсюду вокруг, но ничего не пожирало. Вскоре появилось другое Существо, подобное первому. Он сказал мне: "Прощаются тебе грехи твои". Он свидетельствовал мне, что Иисус Христос есть Сын Божий. И я узрел много Ангелов в этом видении. Мне было около четырнадцати лет, когда я получил это первое сообщение.

 

История, предположительно 1838 года

Джозеф Смит – История 1:5–20

 

"История Церкви", 1 марта 1842 года (Письмо Уэнтуорту)

Когда примерно в четырнадцатилетнем возрасте я начал задумываться о том, как важно быть подготовленным к будущему, и о том, чтобы расспросить кого-нибудь о плане спасения, я обнаружил, что в обществе существуют серьезные разногласия на почве религии; если я шел в одно общество, они говорили мне об одном плане, в другом обществе – о другом; и каждое указывало на собственное особое убеждение, как на верх совершенства. Полагая, что все они не могут быть правы и что Бог не может быть творцом такого великого беспорядка, я решил исследовать предмет более полно, веря, что если бы у Бога была Церковь, то она бы не была раздроблена на фракции, и что если бы Он учил одно общество поклоняться неким образом и прислуживать определенный набор таинств, то Он не стал бы учить других диаметрально противоположным принципам. Веруя слову Божьему, я доверился высказыванию Иакова: "Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога дающего всем просто и без упреков, – и дастся ему".

Я удалился в уединенное место в роще и начал взывать к Господу. В то время как я был увлечен пылкой мольбой, мой разум был уведен от всего того, что меня окружало, и я был окутан небесным видением и увидел двух чудесных человек, которые в точности походили друг на друга в чертах и подобии и были окружены ярким светом, затмившим полуденное солнце. Они сказали мне, что все религиозные деноминации верят в неправильные учения и что ни одна из них не признана Богом как Его Церковь и Царство. И мне было ясно сказано "не следовать им" и в то же время обещано, что в свое время мне будет открыта полнота Евангелия.